Аудиокниги слушать онлайн

Эта печаль, эта тишина дали возможность подняться намерению направить второе внимание, управлять им, заставлять его делать то или это. Общее чувство товарищества царило среди собравшихся здесь людей. Однажды, когда я был по делам в городе, я позвонил Горде из автомата. Я не мог пощупать свою грудную клетку, но чувствовал, как она мерно вздымается при вдохе. И не столько из-за тех эмоций, которые принесло это воспоминание, сколько из-за того, что я ее забыл. Последовал еще один спазм живота, и мне стало плохо. У них было немного листьев, плоских и толстых, зеленоватокоричневого цвета, и огромные темно-коричневые с золотистыми полосками цветы. Движение требовало выбросов энергии, чего-то вроде периодических микровзрывов. Моим желанием было обнять ее, но вместо этого я придвинулся настолько близко, что наши тела слились в одно. Затем приступил к описанию того, что видел, как если бы мы сравнивали свои впечатления от совместной воскресной прогулки.

Карлос Кастанеда дар Орла

Он позволял мне заниматься сновидением, не вмешиваясь. Я видел ее по крайней мере в двух аспектах: Дон Хуан объяснил, что правило — это не сказка и что перескочить к свободе не означает вечную жизнь в том смысле, как обычно понимается вечность, то есть жить всегда.

У него были причины так говорить.

В этом состоянии сновидящий уже не смотрит на застывшие осколки мира, но наблюдает, являясь свидетелем, как событие происходит, как будто главенство наших зрительных и слуховых органов чувств делает эту картину главным образом делом глаз и ушей. Я не знал в точности, почему я так сказал, но знал, что это правда. Спустя некоторое время давление постепенно переместилось на грудь, затем на живот, в область паха, пока, наконец, через стопы не ушло из тела.

Дон Хуан повернулся ко мне и с любопытством посмотрел на мое тело. Каскад огней, образов самых интенсивных красок, какие я только видел, замелькал вокруг меня. Девушка помахала мне рукой и поздоровалась с дружелюбной улыбкой. Она обвиняла меня, что я скрываю женщину-нагваль в Лос-анжелесе. Я говорил и говорил, пока что-то не остановило меня.

. — Аудиокнига | Аудиокниги онлайн, аудиокниги слушать онлайн.

Я не мог определить вид тех странных кустов, которые видел. Только тогда у них была бы сила и отрешенность, необходимые для того, чтобы искать и встретить лицом к лицу свое конечное путешествие. Ла Горда знаком показала, чтобы я использовал среднюю часть тела. Мы могли договориться только о времени, когда ляжем в постель, поскольку вход в сновидение был чем-то таким, чего нельзя рассчитать по минутам. Мы с Гордой вспоминали, что именно Висенте обучил всех, в том числе и дона Хуана, пользоваться лекарственными растениями.

Мы не были тогда в сновидении.

Она дала мне впечатление более трудновыносимой или более неспокойной.

Там было 16 человек. Земля, которой я коснулся, казалась почвой, но на вид, а не на ощупь. Я был без всяких сомнений убежден, что он знает о растениях больше, чем любой из ныне живущих людей. Левая сторона, пожалуй воспринимается, если восприятие имеет место, нашим телом целиком, отсюда и ее сопротивление построению концепций. Было что-то еще, чего я не знал. Но затем мне в голову пришла мысль, что и сам я не лучше. Происходившее со мной, чем бы оно ни было, длилось примерно два часа.

Я решил, что это мои смертные судороги.

Скачать и слушать музыку бесплатно в 3

До момента откровения в уме у меня не было о ней ничего. Ты знала, что она существует? Это не были воспоминания в том смысле, как я мог бы вспомнить эпизод из своего детства; это были более чем живые детальнейшие воспоминания о событиях. Но почему я думала, что это был сон? Он был одним целым с намерением.

Горда сначала не согласилась со мной.

Он сказал, что это было сновидение. Их эффект был потрясающим для меня и даже более опустошающим, чем даже страх смерти. Я слышал слова и понимал их значение, но потребовалось долгое время, чтобы мысль сфокусировалась на том, что она говорила. Затем мне пришла в голову мысль, что все было бы возможным, если бы я смог забыть о женщине-нагваль. Через некоторое время, когда мы немного успокоились, Ла Горда уставилась мне в глаза.

Аудиокниги слушать онлайн

Возможность того, что именно мне придется ждать Горду, а не ей меня, сильно беспокоила меня, и я не мог войти в сновидение с обычной легкостью. Дон Хуан, казалось, перебирал варианты ответа. Застывший кусочек чего-то, будь то пейзаж, улица, человек, лицо, что угодно.

Карлос Кастанеда Дар орла Глава 10

Я ощутил как бы удар. Мое тело или образование, которое я считал своим телом, расслабилось, отдав себя смерти. В нашем случае быть бесформенным означало подвергнуться приступам самого глубокого неверия, какое только возможно. Жирная Горда спросила дона Хуана голосом, который перекрывал смех всех и каждого, буду ли я ее мужем. Он взял нас, чтобы замкнуть тебя с четырех сторон, но забавным моментом было то, что ни нагваль, ни Сильвио Мануэль не знали, что ты в нас не нуждаешься.

Мы никогда не узнаем, где именно, но почему мы должны горевать из-за придуманных несоответствий?

После наших первоначальных воспоминаний о женщине-нагваль мы с Ла Гордой объединили наши усилия и целыми днями пытались вывести на поверхность еще какие-нибудь воспоминания, но их вроде бы больше не было.

Я настаивал, и она в конце концов приняла мою точку зрения просто из чувства растерянности. Он двигался, бросая короткие взгляды через плечо, чтобы видеть тропу и избегать, препятствий на ней. Я хотел остаться на этой мирной стадии подольше, но еще один рывок заставил меня проснуться моментально. Он просто показывал мне свою молодую подружку. Я научилась чувствовать ее внутреннюю поверхность. Быстро выяснилось, что здесь есть несколько ключевых тем, которым дон Хуан придавал особое значение.

Сильвио Мануэль уже протаскивал меня через эту стену трижды, чтобы я научилась расслабляться. Но я знал, что принял заботы о Горде, как средство самовоспитания и подготовки к трудностям взаимодействия с людьми. Я быстро устал и потерял ритм, стал нерешительным и неуверенным в себе. Мне было трудно перешагнуть через свои чувства по поводу того, каким образом мы расстались в парке Аламеда.

Преимущество бесформенности в том, что она дает нам паузу на мгновение, при условии, что мы имеем самодисциплину и мужество, необходимые, чтобы воспользоваться ею. Мы начали свое сновидение в разных местах. Тогда я стала стараться летать в сновидении. С каждой неудачей мы становились ожесточеннее и упорнее.

Карлос Кастанеда – Дар Орла

Я не мог воспринимать его и тех людей как относящихся к одной категории. Для примера можно сказать, что орлу нет никакого дела до человеческих действий и все же он предоставил человеку лазейку к свободе. Мы скользили над самой землей, и очевидно, подобный способ передвижения был очень утомительным для нашего второго внимания — он требовал чрезвычайной степени концентрации.

Я не подавал виду, но осадок все равно оставался.

Их эффект был потрясающим для меня и даже более опустошающим, чем даже страх смерти. Он, видимо, начинался как совсем особое состояние опознавания, к которому приходишь, фокусируя остаток сознания, который еще имеешь во сне на отдельных чертах или элементах сна. Она хлопнула себя по лбу ладонями, как если бы ее внезапно осенило. Я сказал ей, что дон Хуан не чуждался женщин и не был затворником, я знаю это наверняка и нахожу это великолепным. На следующий день мы договорились о времени следующего сеанса совместного сновидения.

Наконец-то мы с Гордой могли ответить на те вопросы, что так нас мучили. Когда я научилась летать в совершенстве, нагваль сказал мне, что каждое движение полета, которому я научилась в сновидении, я должна повторить наяву. Таким образом, в деле полета мое второе внимание было обострено. Она оставила меня наедине с самим собой с очень болезненным, тяжелым сердцем.

Аудиокнига «Дар орла» — Карлос Кастанеда

Тигр казался сердитым, возбужденным. Чтобы облегчить задачу, орел показал мужчине-нагвалю и женщине-нагвалю, что каждый из этих типов мужчин и женщин на земле имеет особые черты в своем светящемся теле. Он работал на табачной плантации в южной мексике. Желтые испарения, очевидно, не вредили нам.

Ла Горда не прерывала моих размышлений ни дальнейшими комментариями, ни жестами.

Сильвио Мануэль был хозяином его. Внезапно я ощутил рывок и понял, что сложил вместе две части самого себя, которые были разделены. По мнению Ла Горды, большинство наших совместных сновидений распадались на три категории. Потом я оказался в третьем состоянии сновидения — в пассивном присутствии. Мне очень не терпелось с ней поговорить. Потом я оказался в третьем состоянии сновидения, в пассивном наблюдении.

Дон Хуан объяснил, что правило — это не сказка и что перескочить к свободе не означает вечную жизнь в том смысле, как обычно понимается вечность, то есть жить всегда. Я хотел сказать ей, что это может быть опасно, но не знал, как ей это передашь. Она терпеливо описала все, что мы видели, говорили и делали. Когда я, наконец, успокоился, я был раздражен своим поведением и горевал по тому поводу, что подобный инцидент может случиться со мной вновь и вновь, в другое время.

Я перевел на него свое внимание, и это ощущение стало чувствоваться как хорошая хватка, а затем и вся Горда материализовалась целиком, как если бы она была сделана из наложенных друг на друга кадров фотопленки. Он объяснил, что правило бесконечно и охватывает каждую грань поведения воина. Небо было того же цвета и выглядело очень низким, давящим.

Чтение вслух. Карлос Кастанеда. Дар орла.